ja

Е. о жизни

...я понял, Дейч: нужно срочно учить итальянский, ибо жизнь проходит, ать-два - и поминай как звали. Нельзя так с жизнью, я ей кое-чем обязан... И вот уже купил я учебники, словари, роскошное издание «La Divina Commedia», оплатил услуги репетитора на пол года вперёд (чтоб не передумать), уехал к чертовой матери в глубинку, где все до единого - итальянцы, где нормальный английский - редкость и нечаянное счастье, изучаю итальянский уже два... нет, три месяца. И - знаешь что - закрадывается жуткое подозрение. Я тут итальянский изучаю, а жизнь - проходит. Проходит! Вот что, Дейч, вот оно что...
ja

Е. о том, что я - его alter ego

…понятное дело, Дейч, я – это ты курильщика. А ты – это я здорового человека. Вернее, ты – это я, но без усов и в позе Лотоса Всеблагого Дарующего и Исцеляющего... а я – это ты, но без ебических духовных амбиций.

Однако, если копнуть глубже, выходит, что любой человек человеку любому - alter ego: глядя на жирного кретина, я невольно думаю: «Эй, жирный кретин! Да ты просто – вылитый я, только чуть толще и намного глупее». Дама с горностаем почитает вульгарной даму с собачкой. Набоков шельмует Томаса Манна. Моцарт гнобит Клементи. Робинзон поучает Пятницу. Каждый каждому - Пат и Паташон! Шерлок Холмс и доктор Ватсон! Гильгамеш и Энкиду!

Я нужен миру для того, чтобы подчеркнуть какой ты у нас, блядь, высокодуховный и морально устойчивый, а ты - для того, чтобы стало ясно, что не перевелись нормальные люди, способные оценить шотландский виски с лёгкими дымными нотками, который хранили в деревянных бочках лет двадцать (а лучше – все пятьдесят).
ja

~

Порой он с таким искренним отвращением говорит о поэзии, что человеку стороннему, далёкому от его быта и обстоятельств, легко принять эти слова за чистую монету.

Кажется, будь у него выбор, он не только позабыл бы всё, что знает наизусть (Е. способен говорить стихами, думать стихами, плакать и смеяться стихами), но и вымел бы - поганой метлой! - само слово «поэзия» из современного лексикона.

Правда в том, что эти приступы ненависти обращены к самой жизни Е., поэзия виновата лишь в том, что вымела - поганой метлой! - всё остальное.

Писать взахлёб, раскачиваясь и приплясывая, как молящийся еврей – пришёптывая и всплёскивая руками, порой хохоча в голос, порой проговаривая, досказывая вслух написанное – всего дважды в жизни я видел его таким, и всякий раз это сопровождалось ощущением крайней неловкости, я был готов провалиться от стыда - будто не вовремя приоткрыл дверь в спальню родителей.

Язык не поворачивается назвать это «сочинением стихов», скорее тут какая-то разновидность одержимости. Когда шаман падает и катается по полу, тело его изнемогает от напряжения, разум помрачён: невнятные выкрики, бормотание, всхлипы и рычание – всё это наводит на мысль о тяжёлой форме безумия, но вот – сеанс окончен, перед нами – бесконечно уставший, сияющий, счастливый человек.

Хворост прогорел.

Пламя погасло.
ja

Е. о медицине и пандемии коронавируса

Как думаешь, Дейч, Гераклит ведь шутил, когда писал о размерах Солнца? Ну не мог он всерьёз верить, что Солнце шириной «в ступню человеческую»?!!

Или мог?..

Ладно Гераклит, я ведь и сам до поры - до времени верил в медицину с большой буквы «М» - пока не приказали свистать всех наверх… пока светила вирусологии, эпидемиологии и прочих причастных наук не принялись объяснять - кто во что горазд - что нам нужны маски, что нам не нужны маски, что нужна строгая изоляция, что изоляция не нужна, что в бой идут одни старики, что вирус убивает всех – от мала до велика, что он не опаснее гриппа, что он создан в лаборатории, что он не мог быть создан в лаборатории, что китаец сожрал мышь, что мышь ни при чём, что это не один вирус, а два, три, нет – двадцать, но – нет, это всё же один вирус и он вернётся, как пить дать, к сентябрю, он уже вернулся, и это вторая волна, нет, это не вторая волна, вы просто неправильно посчитали…

От всего этого голова кругом, Дейч, все как в тумане, зато стало кристально ясно одно: ОНИ НИЧЕГО НЕ ЗНАЮТ!

Нет, раньше я это худо-бедно тоже понимал – но всё как-то задним умом, мельком: медицинская наука, мол, несовершенна, она бредёт наощупь…

Но – маски, Дейч!

Носить или не носить маски? Это же… ать-два. Противоречивые рекомендации такого рода в разгар пандемии – рекомендации не сельского какого-нибудь коновала, а Всемирной Организации Здравоохранения – это уже не «наощупь»!

Это ползком!

Это кувырком!

Это буераками!

Это – подобно Гераклиту Тёмному – не просто «ошибиться в расчётах», а – пребывать в неведении настолько глубоком, что истина способна явиться лишь чудом.

Но Гераклит ведь шутил, правда, Дейч? Не мог он быть настолько наивным!

И даже если не шутил, Гераклит не был астрономом. А самое главное - от его космологических воззрений не зависела жизнь и благополучие соплеменников.

Я вот что думаю, Дейч… а не податься ли нам в древние греки?