Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

ja

Свирепый праведник: пожар в Небесах

ja

~

Наблюдал медленный восход неба над монастырём молчальников. Молчальники звонили в колокол - звали жить в тишине с б#жьей помощью. Но я сел под ель, сложил руки и сидел с б#жьей помощью под елью.

Хвойные ванны - это когда хвоя везде, прежде всего - в желудке и лёгких. Лёгкие наполняются хвоей на вдохе, а на выдохе хвоя оседает на дне телесной реторты - как снежинки или песчинки в паузах между порывами ветра. Ещё немного, я бы сам зазвенел как колокол, и созвал бы молчальников принять с б#жьей помощью хвойную ванну - в лесу, под декабрьской елью. Звук цвета начищенной меди рождался в утробе, прокатывался - резонируя в фасциях, выплёскивался наружу, хвойные чешуйки поблескивали как золотые, медленно сыпались в воздухе.
ja

О понимании

"Будьте уверены в том, что если автор достойный, то вы не сможете с первого раза понять его, - напротив, к целостному пониманию вы очень долго не придёте. И дело не в том, что он говорит не то, что подразумевает, и не в том, что он использует сильные выражения: он просто не может высказать всего." (Рёскин, Об архитектуре)

Ср. с "Мы должны различать акты понимания и акты воли: первые играют сравнительно небольшую роль, вторые - универсальны." (Лоуренс, Практика божественного присутствия)

Выходит, что схватывание, познание, узнавание - невозможно, коль скоро мы пытаемся остаться внутри объекта. Понимание же приходит только в тот момент, когда объект занимает своё место внутри общей системы представлений. То есть, понимание дискретного невозможно без постоянного расширения представлений о непрерывном (о мире).
ja

~

Свифт говорит тысячу таких вещей, которые я никогда сказать не посмел бы - разве что был бы деканом собора Святого Патрика.

Лоренс Стерн. Письма
ja

переводчик Ильин

Рядом с лужицей, в пепельно-серой, льняной тени лежала голова Титуса - лежала так, как мог бы лежать валун или толстая книга: неподвижная, невразумительная - иностранный язык.
спящий герой


и далее, 50 страниц спустя:

Голова Рактелка, как голова Иакова на известном барельефе, покоилась на испустивших дух томах. Лестница уходила в небо от его жалкой постели. Но ангелов не было.
спящий автор?


М.Пик, ОДИНОЧЕСТВО ТИТУСА
  • Current Mood
    наслаждение
ja

РЕДКИЕ ЗАНЯТИЯ

- Тебе осталось только усы отпустить, и ты станешь вылитым Роем Стронгом1, - однажды сказал ему Адриан [...]
________________________________________________________________
1Современный английский писатель, критик и садовый архитектор.

Понятно, современный английский садовый архитектор не может не быть писателем.
ja

Приснился

удивительно подробный сон: стою в вестибюле университета, перед доской расписаний, знаю, что опаздываю на лекцию, не помню ни факультета, ни номера учебной группы. Кто-то машет мне из дверей лифта, спешу туда, но двери закрываются, лифт уходит. Жду. Лифт возвращается, к возвращению манера его поведения меняется: теперь это - четыре ступеньки на платформе, которая движется не вверх, не вниз, но рывками скользит над полом на манер гигантского шахматного коня. Удержаться довольно трудно и я (во сне!) принимаю устойчивую позу из синьи-цюань. Путешествуя таким образом, с любопытством осматриваю архитектуру - напоминает Центр Помпиду и - местами - новое здание тель-авивской Оперы. Благополучно прибываю к дверям библиотеки, над входом, рядом с надписью "Библиотека" висит бумажная табличка, аккуратно упакованная в целлофан. На табличке - стихотворение в духе Баркова или Луки Мудищева (подробностей не помню). Вхожу, библиотекарь кивает мне как старому знакомому, передаёт свежий номер журнала. Помню изумительное эссе в фотографиях, сделанное в технике "немого комикса", где персонаж - молодой человек с велосипедом - фигурирует на фоне разнообразных "говорящих" ландшафтов. На первой странице он стоит у руин замка или крепости. Смотрит вверх. Поодаль - старинная пушка, тоже "смотрит вверх", подчёркивая направление его взгляда. Он чего-то ждёт, лицо совершенно спокойно и прекрасно в своём спокойствии. Ещё страница, где парень едет на своём велосипеде мимо поезда, медленно движущегося в противоположную сторону. Пассажиры выглядывают из окон и - независимо друг от друга, каждый по-своему (одни - неодобрительно, другие - с весёлым изумлением, третьи - равнодушно) - поглядывают сверху вниз на велосипедиста. Он следует своим курсом, не замечая их внимания, оставаясь вне его поля, совершенно безучастный.