Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

ja

~

Однажды Гершеле Острополер неспешно прогуливался по рыночной площади Меджибожа, погружённый в благочестивые размышления. Он так увлёкся мыслями, что не заметил, как у него стащили кошелёк. Вернувшись домой, он сообщил жене, что потратил последние семейные сбережения на богоугодное дело.

- Какое дело? – подозрительно спросила жена.

- Раздал милостыню нуждающимся. Есть люди, которые ничего не просят, когда ты стоишь к ним лицом, но - стоит отвернуться – протягивают руки, смиренно касаются твоей одежды и от всего сердца благословляют тебя.

- Не морочь голову, разгильдяй! – закричала жена, - Тебя ограбили, вот и вся недолга!

- Ограбить можно простеца, - ответил на это Гершеле, - но человека доброго, справедливого и разумного можно лишь избавить от тягот!

ja

снилась

война туч с облаками. Туч было больше, но облака были энергичнее. Тучи сновали, облака - клубились. Тучи вскипали и перемещались стремительно, но быстро выдыхались. Облака, казалось, всё время отступали, но вскоре стало ясно, что это мнимое отступление: отступая, облака поглощали тучи, впитывали их, растворяли в себе. После, когда туч не осталось, облака долго успокаивались, как бы расслабляясь, растекаясь в пространстве, потом постепенно рассеялись, разошлись в стороны - как театральный занавес, и за облаками обнаружилось чистое бесцветное пространство, в нём висели буквы - одни ближе, другие - дальше. Одни выше, другие ниже. Я пытался прочесть или хотя бы распознать язык, но ничего не выходило. Буквы не складывались в слова, слоги сочетались произвольно, было ясно, что эта колоссальная система - исполнена смысла, но вспышки понимания, осознания, сменялись состояниями полнейшей беспомощности, утраты памяти. В какой-то момент стало ясно, что читать можно, начиная с любого места, любой буквы, в любом направлении. Сочетание двух соседних букв при любых обстоятельствах было верно и функционально, мне казалось, что я, наконец, нащупал нить, направление, но пять или шесть витков спустя всё терял и начинал заново. В какой-то момент я решил перевести дух и тут же обнаружил, что буквы не стоят на месте. Они двигались, движение было центростремительным. Буквы сближались - сперва медленно, затем всё быстрее и быстрее. Движение сопровождалось гулом, похожим на звук приближающегося поезда метро. Наконец, они полетели навстречу друг другу с такой скоростью, что стали почти неразличимы. Перед тем, как они столкнулись, мне показалось, что я, наконец, прочёл всё целиком и узнал слово. Но проснувшись, припомнил лишь сам миг понимания, узнавания.
ja

Гриффит в метро

Вот человек, который похож на Стива Мартина.

Возможно, он и есть Стив Мартин.

Во всяком случае оттуда, где сидит Гриффит, отличить невозможно. Чёрт знает что! Вылитый Стив Мартин. Вот только непонятно, почему не смотрит в глаза. Наверное, есть что скрывать...

- Послушайте, я знаю, что похож на Стива Мартина. Вам не кажется, что это - отвратительно: пялиться на человека только потому, что он похож на Стива Мартина? Безобразие!

Ладно.

Не очень-то и хотелось.

Гриффит надевает наушники и зажмуривается, делая вид, что спит. Largo местами напоминает ре-минорную сонату Скарлатти. Прослушав до конца, он с изумлением убеждается в том, что это и есть ре-минорная соната К.89b, хамским образом перекроенная и сшитая заново - для струнного оркестра.

- Видите ли, - говорит он Стиву Мартину, - у меня тут явный случай так называемого нарушения авторских прав!

Тот с негодованием отворачивается, подозревая что всё это - отговорки, а дело в том, что из зависти или иных нечистых побуждений Гриффит готов прямо тут, в метро, учинить хулиганскую выходку.

- Вы знакомы с Доменико Скарлатти? - на этот раз Гриффит обращается к пожилому афро-американцу, придерживающему на коленях обшарпанный гитарный футляр.

- А то! - бодро отвечает старик голосом глубоким и хриплым, и Гриффит тут же узнаёт в нём короля блюза, чей портрет он видел, кажется, на старых пластинках.

- А ведь вы - тот самый...

- Тот самый и есть, - с готовностью соглашается блюзмен и надувает щёки, изображая кого-то из великих предшественников.

- Или нет?.. - сомневается Гриффит.

Старик с лёгким презрением смотрит на него и медленным скользящим движением извлекает гитару из футляра. "Гитара похожа" - отмечает про себя Гриффит, чувствуя себя пристыженным. Музыкант приступает к делу, и несмотря на скрежет и вой движущегося с безумной скоростью вагона, Гриффиту удаётся расслышать:

- Stabat Mater dolorosa juxta crucem lacrymosa dum pendebat Filius...

Слезы - одна за другой - падают на обшивку сиденья. Поезд с отвратительным визгом дырявит пространство.