Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

ja

Е. о том, почему его женщины не любят (на самом деле - любят)

…они видят во мне невротика, такого… Вуди Аллена. Это потому, что я похож на Вуди Аллена (Я: ты же не носишь очки!) При чём тут очки?! Я похож на Вуди Аллена по складу души, я растерян, и я… я нежный. Они видят во мне эту растерянную нежность. Они её чуют, на расстоянии… Их это настораживает. Их это отталкивает. Сейчас не время растерянной нежности, жизнь не любит таких, как я, растерянных... Я застрял в прошлом, в середине XXго века. Женщины знают это, им достаточно посмотреть на меня, и всё становится ясно. (Я: почему ты жалуешься? Я за этот год три раза видел тебя с тремя женщинами, и каждая из них смотрела на тебя влюблёнными глазами!) …ничего ты не понимаешь в женщинах, Дейч! Говорю тебе, они не любят меня. Они остаются со мной из жалости. А потом уходят. Они всегда уходят… (застенчиво) …а если не уходят, я их выгоняю…
ja

~

Позвонил Е., и – сходу, вместо «здрасьте»:

- Знаешь кому нынче Нобелевку по литературе дали?

- Кому?

- Арнольду Шварценеггеру.

- Одобряю! И за что?

- Как же? «I’ll be back» - ведь гениально!

- Разве это написал Шварценеггер?

- Наивный Дейч, ты мыслишь стереотипами прошлого века! Кто из великих говорит нынче «своими словами»? Да и кто постановил, что писатель непременно должен что-то писать?

Тем временем я открыл Фейсбук, и оказалось, что Нобелевку получил вовсе не Шварценеггер, а совершенно другой человек. Очень достойный - на мой взгляд. Было, однако, непонятно почему Е. так возбуждён...

- А почему, - осторожно поинтересовался я, - тебя вообще интересует эта премия?

- Премию дают по литературе. – ответил Е.

- И?

- Я – писатель.

- И?

- Вот ты заладил: «и?», «и?»...

- Ты рассчитываешь получить Нобелевскую премию по литературе?

- Да, ёб твою мать! Я рассчитываю!

- Ну тогда тебе придётся купить коньки.

- Какие коньки?

- Или слетать в космос.

- Какой космос?

- Потому что литература твоя на хрен никому не нужна, даже Нобелевский комитет уже в курсе.

- I’ll be back... – только и ответил на это Е., и повесил трубку.
ja

О беллетристике

Говорили с Е. о литературе, и я - неожиданно для себя - сформулировал претензии к беллетристике.

Во-первых, мне скучно. Я не хочу знать кто убил Ди, меня не интересуют отношения Карла и Клары, межзвёздные перелёты не волнуют моё воображение. Мне становится скучно уже на первой странице, и если я каким-то чудом добираюсь до десятой, то на десятой меня одолевает такая тоска, что я либо засыпаю (в этом смысле, наверное, беллетристика - полезная штука, хотя, впрочем, я хорошо засыпаю и без неё), либо открываю другую книгу (сейчас дочитываю "Историю тела", оторваться невозможно).

Во-вторых, меня раздражают картонные декорации ("вечерний костюм коктейль, галстук-бабочка"), шаблонные конструкции ("он сказал", "она сказала"...): я понимаю, что имеются некие законы жанра, условности, которые люди просто вынуждены использовать, иначе жанр рассыпется. Но мне жанра не жаль. Жаль времени на поедание пластилина.

В-третьих,
ja

22. О природе смеха

Смех, как и сон, имеет растительное происхождение. Однако, в отличии от сна, произрастающего вертикально от самого дна Мироздания, смех подобен плоскому лишайнику, угнездившемуся в складках и укромных уголках человеческой души. В обычном своём состоянии смех почти неосязаем и неощутим - так же точно камень или скала не обращают внимание на присутствие лишайника или мха, хотя мох способен покрыть камень целиком, а лишайник - поселиться глубоко в расселинах скал.

Человек не знает, что переполнен смехом, и не обращает внимание на поросли, особенно густо произрастающие под мышками и в той части души, которая ответственна за разнообразные проявления человеческой слабости. И только в период сезонного созревания смех показывается на поверхность и предъявляет себя в том качестве, каковое мы, собственно, и привыкли называть «смехом», «хохотом» или «улыбкой».

Внешние проявления смеха напоминают взрыв: семенные коробочки переполняются спорами, лопаются от избытка внутреннего давления, и ветер разносит споры окрест. Известно, что процесс этот имеет эпидемический характер. В присутствии хохочущего от души человека смеются и те из нас, кто случайно оказался в зоне поражения, даже не подозревая о причинах веселья. В таких случаях люди говорят: «смех за компанию», признавая тем самым, что смех заразителен, что видимая, ощутимая его область представляет собой расширяющийся круг зоны поражения.

Существует ложное мнение, что смех - естественная реакция человека на неожиданное и резкое сближение противоположностей.

Всё ровно наоборот: абсурд присутствует в нашей жизни не случайно, он-то и является главной движущей силой поступков, предпочтений и мнений. Знание это, однако, остаётся за кулисами, поскольку мы не способны вынести его силы и глубины, и только когда споры смеха соприкасаются с фибрами нашего существа, кулисы на мгновение приоткрываются, чтобы явить истину во всей её полноте.

В этот миг происходит нечто вроде короткого замыкания, помрачения: краем глаза мы успеваем заметить движение механизма, управляющего нашей жизнью, и тут же (во избежание смертоносного перенапряжения) падает занавес. Так выглядит удар судьбы: человек оседает на пол, из глаз его струятся слёзы, члены слабеют и на какое-то время он становится совершенно беспомощным.

Иногда люди, застигнутые смехом врасплох, умирают на месте. В других случаях смех приводит к непроизвольным реакциям организма (порой - самого постыдного свойства). И только те, кого называют в народе Хозяева Смеха («Баалей цхок»), знают как обращаться с этим грозным оружием: они научились манипулировать спорами смеха настолько искусно, что смех приносит удовлетворение (а иногда и прозрение) и при том - не угрожает нашей жизни или способности владеть собой.

Так бесплодная Сара родила от Авраама и сын получил имя от величайшего Хозяина Смеха. Имя («Ицхак») означает «Рассмеётся». Если же перегруппировать буквы этого имени, получим «кец хай», что означает «смерть при жизни». Ибо сказано: «Прах Ицхака лежит предо Мной», и сказано это уже после чудесного спасения Ицхака от смерти. Прах этот - прах новой жизни и возрождения в Жертве.

Это и есть истиная природа смеха – смерть, на фоне которой длится и продолжается жизнь.
ja

Дорогие москичи и гости столицы

"Зима в Тель-Авиве" уже продаётся в "Фаланстере" и "Билингве". (В "Фаланстере" - шепнули - дешевле (а до "Билингвы" мне - сами понимаете - как до "Фаланстера" (остаётся надеяться на друзей и сподвижников (а те уж готовят посылочку (я - как все отпетые графоманы - жду-недожду утолить графожажду: пошелестеть листами, сказав: а вот удалась нынче капустка - мала, но кругла боками, крепка и хрустка)))))).
ja

Должное

Давай-ка лучше про любовь... – вдруг, в разгар упоительной беседы о смысле и назначении шестнадцатой вариации Голдберга, произносит Маэстро Шимон, - в твоём возрасте нужно отдавать любви должное. Скажи мне - как мужчина мужчине: отдаёшь ли ты ей, голубушке, должное?

Ран задумывается и надолго умолкает, посасывая "Гиннес" из горлышка фирменной чёрной бутылочки. Трудно ответить однозначно. Конечно, он без ума от Милы Йовович. Но отдаёт ли он должное этой любви - здесь, увы, нельзя быть уверенным на все сто процентов. Если бы он отдавал должное, ему, наверное, пришлось бы коллекционировать её фотографии, вещи (хаха - бельё, чулочки), какие-то древние любительские видеозаписи, вырезки из журналов, альбомы фотографий. Видал он таких фэнов-маньяков, у которых дома - настоящий склад всяких прибамбасов. Стульчак Фрэнка Синатры. Стеклышко, в последний миг выпавшее из очков Джона Леннона. Ничего подобного у него нет - одна-единственная афиша позапрошлогоднего фильма и небольшая стопка DVD - вот и вся любовь.

Маэстро Шимон с сожалением вздыхает, глядя на него, и залпом опрокидывает третью чекушку "Гиннеса".
ja

~

Люди умны все до единого, но есть те, кто слишком ленив для того, чтобы приложить умение, и те, кто намеренно - изо дня в день - валяют дурака. Горе - не от ума, но от недостатка жизнерадостной глупости.
ja

ортодоксальная хохма как жанр

***
Несколько мирских людей пришли к авве Сысою.
- Мы тут проходили мимо... - начали они, и надолго замолкли.
Так ничего и не выговорив, они решили наконец удалиться, и старец на прощание им сказал:
- В следующий раз, когда будете проходить мимо, то проходите, проходите..

***
Один старец говорит другому:
- Я заметил, что твоя собака машет хвостом не влево-вправо, как все собаки, а вверх-вниз. С чего бы это, брат?
- А ты не видел, какая у меня узкая келья? - отвечал тот.
Collapse )

ОТЦЫ-ПУСТЫННИКИ СМЕЮТСЯ
ja

во сне

читал книгу "Китайская любовная лирика в переводах Е.А.Торчинова".*

Запомнилась строка, где женщина говорит мужчине: "Я буду твоим ключом". Увидев эти слова, я подумал (во сне!): "Вот те на! Кто бы мог подумать! Совсем не по Фрейду".

________________________________
* Наяву Евгений Алексеевич не переводил любовную лирику. По крайней мере мне об этом ничего не известно.