Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

ja

Юнгер, 1940

Что такое греки, я догадался не при виде колонн этого храма - я увидел это сквозь них, в облаках, когда стоял на его ступенях. Так надо читать и прозу: как бы сквозь ажурную решётку.
ja

~

Говорили с приятелем дочери о любимых цветах, вкусах и запахах.

Сдуру признался, что любимый запах мой - запах старых книг, в особенности «Литпамятников» тридцатилетней давности.

«Как насчёт сорокалетних «Литпамятников»? Пятидесятилетних?» - переспросил собеседник.

«Увы, - ответил я, - в 1983 году типография издательства «Наука» перешла на переплетный клей с высоким уровнем глицерина, который включал двухпроцентную добавку буры. Именно этот клей, который использовался лишь до 1989 года, создаёт сегодня - тридцать лет спустя - неповторимый литпамятный аромат! Нюхнул с утра - весь день свободен!»

Собеседник помолчал немного и осторожно спросил: «Вы это всерьёз?»

«Нет, конечно!» - засмеялся я.

«Уфф... слава богу!»

Молодёжь... что они понимают в наркотиках...

ja

Абсолютный Юнгер:

После урагана артиллерии, после сигнала к атаке, после столкновения с врагом лицом к лицу наступал отлив. Бешеное бурление битвы, достигнув своей высшей точки, сменялось внезапным затишьем. Актом уничтожения противника завершалось и вместе с тем устранялось сценическое действие борьбы, и поле битвы на какое-то время становилось похожим на муравейник, застывший в бессмысленной суете. Никто не мог пошевелиться — как зритель, только что наблюдавший гигантский фейерверк, и вместе с тем как человек, только что совершивший ужасный поступок.

Тогда до уха начинали доноситься монотонные крики раненых; казалось, будто всех поразило одним огромным взрывом. Эти крики, выражавшие поразительные страдания твари, звучали словно запоздавший протест жизни против исторической машины, безучастно переехавшей живые тела и все еще стоящей на парах.

Эти мгновения я помню столь ясно, что ощущаю даже запах пороха, который клубами поднимался от распаханной взрывами земли. На всех лицах было написано странное замешательство — как если бы позади пылающих театральных декораций, исчезнувших словно по мановению руки, открылась разгадка какой-то непростой задачи. Перед усталым внутренним взором медленно догорала некогда яркая и блестящая иллюзия, которую питали старые грёзы и страсть, граничащая с безумием.

Что мир — это большой сумасшедший дом, а за безумием скрывается метод и даже коварство… что люди, как статисты, импровизируют в спектакле, поставленном неким невидимым режиссером, и в то же время не осознают происходящего, которое только сейчас предстало перед ними застывшей картиной… что люди, говоря по-прусски, состоят на службе… всё это угадывается интуитивно в состоянии телесного изнеможения и оживления чувств чутьём, обостренным близостью смерти.

Быть может, мир, пышно украсивший себя желто-красными языками пламени, ослепил глаза и теперь на сетчатке остался лишь его черный остов. Но в душу проникло легкое и светлое чувство, подобное тому, с которым проснувшийся пытается вспомнить, что он пережил во сне.

Разве все это не выглядит так, как если бы мировой дух немного резко, немного поспешно приподнял свой покров так, что скрытое под ним на мгновение явилось притуплённому чувству? Когда мир потрясается в своей основе, возникают трещины, и по ним мы угадываем тайны постройки, скрытые от нас в обычное время. Так и тогда, в бою, я испытал чувство, будто на короткое мгновение сердцем овладела какая-то более глубокая действительность, чем действительность победы, между тем как из второй линии траншей смерть уже обращала на нее свое дуло.
ja

БУДДИЙСКИЕ СНЫ

ja

Вчера

имел содержательный разговор с одной из новых учениц. Учится у меня месяца два-три. Дома не занимается. Результат: 0.00000... и т.д.

Она: Я знаю, что ты всех заставляешь заниматься дома, но я дома заниматься не могу.

Я: Я никого не заставляю. Прото те, кто дома не занимаются, рано или поздно покидают мою школу. И я предпочитаю, чтобы это произошло как можно раньше.

Она: Почему? Но ведь я чувствую результат, когда хожу на занятия. Мне дома заниматься не обязательно, я и так чувствую себя лучше.

Я: Этого мало.

Она: Что значит "мало"? Я прихожу сюда отдохнуть, а ты меня работать заставляешь!

Я: Вовсе нет. Домашние занятия - лучший отдых.

Она: Но ведь для меня это не так!

Я: А ты начни заниматься, и довольно быстро это станет именно так.

Она: А вдруг ты заблуждаешься?

Я: В каком смысле?

Она: Ну, может, ты не видишь результатов, а они есть?

Я: Если я не вижу результатов, а они есть, стало быть, я не тот преподаватель, который тебе нужен.

Она: Напрасно ты так к этому относишься. Может быть, если бы ты не заставлял...

Я: Ещё раз повторяю: я никого не заставляю. Ты свободна делать всё, что душе угодно. Но если приходишь на мои занятия, будешь делать домашние задания.

Это - базовый принцип. Если этого нет, нет ничего.

Приходить на мои занятия и не практиковать самостоятельно - абсурдно. Бессмысленно. Кроме того, это ставит меня в идиотское положение. Представь: дают тебе нитку, иголку, и говорят: шей. Ты спрашиваешь: а где материя - шёлк, лён, хлопок? Тебе отвечают: ради бога, просто шей! Ты говоришь: но как же... А тебе в ответ (задумчиво так): может ты просто заблуждаешься? Может, не нужен никакой материал? Может, лучшее платье - из воздуха и пустоты?..

Она: Правильно! "Голый король!" Андерсона!

Я: Вот именно. У нас вся экономика и политика построена на этом принципе. Но на моих занятиях этого не будет.

Когда ты не практикуешь дома то, что получаешь занятиях, не можешь на следующих занятиях усвоить материал более сложный. У меня - как преподавателя - нет никакой опоры. Это всё равно что заставлять человека решать сложные уравнения когда он не знает что такое "дважды два".

Кроме того, пойми, мне просто скушно имитировать преподавание, я лучше - с твоего позволения - буду преподавать тем, кто в этом по-настоящему заинтересован.

Она: Очень жаль, что ты так к этому относишься.

Я: Это не я так к этому отношусь. Это само знание таким образом устроено. Я тут совершенно ни при чём. Я лишь могу выбирать: передавать это знание по-человечески или быть "голым королём" - среди "голых" учеников.

Она: А что, очень весело!

И в самом деле: обхохочешься...
ja

Свирепый праведник: штаны утешителя

Однажды царица аравийская загадала Шломо, царю нашему, загадку:

— Отчего люди не летают, как птицы?

Шломо долго думал и ничего лучшего не придумал, чем спросить нас, евреев:

— Отчего вы, люди, не летаете, как птицы?

И мы, люди, ответили:

— Это потому, государь, что крылья нам подрезают еще до того, как мы узнаем, что мы — люди, что мы — евреи, что мы — твои подданные. Кабы не это, летали бы мы привольно тут и там, а ты любовался бы нами, задрав голову. Но поскольку крылья нам подрезают задолго до того, как мы узнаем о себе, рождаемся мы людьми, вырастаем евреями и смотрим на тебя, задрав головы.

Услышав это, царица Шва подивилась мудрости нашей и сказала:

— Слава царю, который внемлет речам многоумных подданных! Да будет благословен Тот, Кто посадил тебя править в твоем народе!

Следующая (легкомысленная) глава рапид-романа "Свирепый праведник".
ja

Юнгер:

Удивление может достигать такой степени, что способно оттеснить страх; в таких случаях как бы приподнимается тонкая вуаль, почти всегда скрывающая от нас мир. Поэтому говорят, что в эпицентре циклона царит совершенный штиль. Там можно видеть вещи в неподвижном, более ясном и отчетливом свете. В таких точках мы видим то, что обычно видеть запрещено, ибо достигшая своих пределов действительность подобна зеркалу, которое Collapse )

Фигуры и каприччо
ja

Клеопатру уволили

Пришла прощаться, смотрит исподлобья грустными-прегрустными коровьими глазами: это потому, что я - толстая.

Клеопатра, это не потому, что ты толстая, а потому, что ты плохо работаешь.

Разве я плохо работаю?

Да ведь ты плешь всем проела историями о том какая ты толстая, о калориях и кексах, о производстве хлебобулочных изделий, о разновидностях бельгийского шоколада. Клеопатра, если ты хочешь удержаться на следующей работе, забудь о том как делают тесто, перестань ушивать и перешивать свои блузки. Займись, наконец, делом. На работе люди работают, а если не работают, то хотя бы делают вид (как я, например...)

Я так и знала, что ты меня не любишь. А всё потому...

...что ты толстая, Клеопатра. Всё именно поэтому...

...и я никак не могу похудеть. Может, ты знаешь какую-нибудь диету?

Знаю, конечно. Самую перспективную. Беспроигрышную. 100%ную.

Это та, что с кунжутными зёрнами?

Нет, Клеопатра, это - не та.

Это на воде и на кашах?

Нет, не на воде, Клеопатра. И не на кашах.

Может быть, ты имеешь в виду американскую диету "Ужин минус"?

Ничего подобного. Я имею в виду лучшую на свете диету, предназначенную специально для тебя. Эта диета настолько проста и действенна, что просто удивительно как это ты сама не додумалась. Называется она "Клеопатра плюс".

Звучит подозрительно.

Зато работает. Итак, ты готова услышать это?

Не знаю.

Пункт первый: это не ты толстая. Это они худые.

Ой, ты такие глупости говоришь...

Это - истинная правда. Был такой художник - Рубенс. Женщины у него похожи на женщин, а не на обитателей Треблинки. Найди в интернете, полюбуйся... А индусы?

Что индусы?

В Индии ты бы стала королевой красоты - с первого захода, вне конкурса.

Мы же не в Индии...

Пункт второй: ешь что душа пожелает, перестань считать калории.

Ой.

Вот именно.

Я ведь ни в одну дверь не войду.

И не надо. Пусть ставят ворота. И, наконец...

Фигня какая-то...

...пункт третий: никогда. Никогда. НИКОГДА не произноси больше этих слов: "я толстая". Просто не говори этого.

По-твоему это поможет?

Попробуй и увидишь.

Ну, не знаю...

Хотя бы недельку.

Не знаю... не знаю...

Хотя бы пару дней.

...

Хотя бы часок...
ja

Почему не стоит не медитировать - 3

3. Эх, яб-лоч-ко

Удельный князь небольшой китайской провинции спросил Бодхидхарму:

- Зачем медитировать?

Бодхидхарма глубоко задумался, долго шевелил бровями, так и эдак складывал пальцы, в конце концов попросил на раздумье два дня.

Когда пришли за ответом, Бодхидхарма сказал:

- Медитировать - для того, чтобы было хорошо.

- И всё? - удивился князь.

- Всё... хотя... есть ещё одна уважительная причина: чтобы не было Collapse )