Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

ja

Забавный разговор в фейсбуке

- Привет. Я о вас много слышала. Можно прийти на занятие?

- Конечно.

- Но у меня сразу огромная просьба.

- Давайте.

- Я слышала, что вы - очень строгий, а я - нежная и чувствительная. Вы со мной поаккуратнее.

- Я тоже нежный и чувствительный, и совсем не строгий.

- Правда?

- Правда.

- А мне сказали, что строгий.

- В каком смысле?

- В смысле - требуете чтобы ученики дома занимались. Чтобы домашние задания выполняли.

- Кто? Я?

- Ну да. А что? Нет?

- Зачем бы мне такое?

- Не знаю.

- Подумайте сами. Вы же мне деньги за занятия платите, за время, проведённое с вами. А не за ваше личное время, не за домашние задания.

- Ну да.

- При чём - я получу эти деньги вне зависимости от того занимаетесь вы дома или нет. Верно?

- Ну вроде...

- Зачем же мне от вас требовать чего-то эдакого? Деньги я получу и так! А если начну требовать лишнего, ученики заскучают и разбегутся. Верно?

- Не знаю.

- Ну как же? Если я буду нудным и противным, кто же с таким преподавателем захочет дело иметь? Другое дело - всегда быть весёлым и задорным, чтобы практика напоминала игру, и в конце каждого занятия ученики чувствовали, что они выиграли!

Собственно, за что вы мне платите?

Совсем не за то, чтобы приобрести нечто ценное на этих занятиях. Не за то, чтобы тело ваше и ум изменились в нужную вам сторону.

Если вы изменитесь, станете сильной, здоровой и умной, жить вам станет легче, и я потеряю ценного клиента! Так что мне выгоднее, чтобы у вас всё было плохо.

И цель каждой встречи - не в том, чтобы что-то у вас изменилось. Главное, чтобы вам "вставило" под конец занятия. "Вштырило" чтобы. Буря положительных эмоций. Катарсис! Это знаете зачем такое?

- Вы мне скажите.

- А это чтобы вы ко мне снова захотели прийти.

- Вроде наркотика?

- Именно. Так чтобы "вмазало", чтобы вы назавтра вернулись - за новой дозой. Это ведь совсем несложно, с нашими-то методами. И уж конечно гораздо легче устроить вам такой праздник, чем в самом деле чему-то научить. Тем более - и репутация у меня будет хорошая, никто не скажет: ой, такой зануда! Заниматься заставляет. Ужас!

- М-да...

- Так что, приходите, будет весело и легко, просто праздник какой-то! Заниматься вас никто не заставит. А хотите - можете даже не приходить. Просто деньги платите, и не приходите вовсе.
Так, мне кажется, ещё интереснее.

- Вы надо мной издеваетесь?

- Ну что вы! Вы ведь такая чувствительная, зачем же мне потенциального клиента терять? Это я вас очаровать пытаюсь. Удаётся?

- Не очень.

- Ну слава Аллаху. А то я уж забеспокоился. Ну что, всё ещё хотите ко мне на занятия?

- Я бы попробовала.

- Не боитесь, что домашними заданиями замучаю?

- Ладно уж, мучайте.

- Тогда до завтра.

- До завтра.
ja

снился

человек с аквариумом вместо головы. В аквариуме плавали рыбки с человеческими лицами. Подойдя ближе, я увидел, что лица у них одинаковые. Человек повернулся в мою сторону и рыбки, плававшие хаотично, вдруг - все как одна - повернулись ко мне.

"Разве сегодня не твой день рождения?" - спросили они хором. Голоса у них были мужскими, но разнокалиберными - у кого бас, у кого тенор, у кого баритон, и вопрос прозвучал как длящееся до-минорное трезвучие. Почему-то во сне для меня было важен этот до-минор (позже, наяву, я вспомнил о до-миноре у Моцарта и у Гайдна).

"Сегодня?" - удивился я.

Человек с аквариумом вместо головы встал, поклонился мне (вода чудом не расплескалась) и достал из-за спины букет цветов.

"С днём рождения тебя! - пропели рыбки, - С днём рождения тебя! С днём рождения, милый Гена! С днём рождения тебя!" Песенка про день рождения у них тоже почему-то прозвучала в до-миноре.

"Какой такой Гена?" - растерялся я.

"Когда человек рождается, ему дают имя, - ответили рыбки речитативом, - тебе вовсе не обязательно называться Геной. Можешь выбрать любое имя - на свой вкус."

"Но у меня уже есть имя", - возразил я.

"В самом деле? - запели рыбки, - И какое же?"

Я призадумался и вдруг понял, что не помню как меня зовут. Принялся лихорадочно перебирать известные имена, но так ничего и не вспомнил.

Рыбки ждали-ждали, и потихоньку разбрелись по своим делам. Осталась одна, которая по-прежнему смотрела на меня участливо и немного настороженно. "Вспомнил?" - спросила она.

"Нет." - уныло признался я.

"Ничего страшного, - сказала рыбка самым обыкновенным голосом (подозрительно похожим на дедушкин), - есть и такие, которые при рождении имя своё теряют. Так даже лучше."

"Что же я теперь - так и буду без имени?"

"На людях пользуйся каким угодно, - посоветовала рыбка, - но наедине с собой помни о том, что безымянен."
ja

снилось

что выпал снег, и я - по колено в снегу. Вокруг - Тель Авив - зимний, как рождество на открытке.
ja

Не навсегда

На углу Дизенгоф и Фришман в праздники и по выходным немолодой усатый мужчина в турецкой феске демонстрирует евреям Чудо Проницаемости Непроницаемого. Тонкие никелевые кольца, сплошные, без единой прорехи, волшебным образом нанизываются друг на друга, образуя длинные бренчащие цепочки. Фокусник протягивает их прохожим, стараясь при помощи жестов убедить, что дальше будет ещё интереснее: видите - обыкновенные металлические кольца, ничего из ряда вон выходящего, к ним прилагается - усатый законопослушный гражданин, выходец из России, в феске - это чтобы вы не подумали, что происходит злодейское нападение, когда вам протягивают эти кольца, что вам насильно пытаются что-то всучить. Эта феска демонстрирует мои мирные намерения. Ведь как страшно! - когда посреди людной улицы, в час пик к вам бросаются, позванивая металлическими предметами, заглядывая в глаза (без тени улыбки): смотрите, вот! вот оно! эти кольца! они сплошные! Вот так они звенят - слышите. А вот - ррраз - и...

...видите?...

Никто не видит. Прохожие рефлекторно скользят взглядом, реагируя на стремительно движущийся объект, но мгновение спустя обо всём забывают, не улавливая смысла происходящего, не успев понять, что Непроницаемость - всего лишь первый этап представления.

Что это - не навсегда.
ja

Снился

карнавал в большом современном городе. Улицы запружены гуляками в масках и карнавальных костюмах. Сказочные животные, разнообразные литературные и мифологические персонажи, уродцы, гиганты, эльфы, тролли. Внезапно я начинаю понимать, что среди людей в костюмах присутствуют настоящие чудища, которые притворяются карнавальщиками. В какой-то момент меня подхватывают сотни рук. Я оказываюсь посреди огромной площади, на сцене. Мне дают микрофон и говорят: пой. Гляжу сверху в толпу и вижу обращённые в мою сторону лица, понимая: до сих пор они изображали человеческую толпу, но теперь всё стало на свои места: вокруг - нелюди.

Я знаю во сне, что давным-давно разучился петь, но - терять нечего: пою. К моему изумлению голос оказался хорош (во сне я удивился не тому, что умею петь, а тому, что голос сохранил свои свойства, и, вроде бы стал лучше чем был когда-то (наяву, в бытность хайратым восемнадцатилетним рокером, я пел не голосом, но, скорее, интонацией, и пение моё по большому счёту было речитативом)), шум на площади разом стихает, мои жутковатые слушатели захвачены (как, впрочем, и я сам) этой внезапной импровизацией. Лица на площади больше не вызывают у меня страха, скорее - кажутся забавными. Вдруг приходит понимание, что это - самые обычные люди, и я со сцены вижу каждого из них лучше, чем все они вместе взятые видят меня самого. Наконец, песня оканчивается, на площади - мёртвая тишина. Все чего-то ждут.

На сцену выходит девочка в маске шута. Говорит: "Тебе нужно петь каждый день, а не только по праздникам. С завтрашнего дня приступаешь."

На этом я просыпаюсь.
ja

Рынок в Тель Авиве. Апельсины

Апельсин – царь горы. Если подбросить его в воздух, аэродинамические свойства позволят ему зависнуть над прилавком на высоте 1.14 метра в течении 0.7363 секунды. В праздник Пурим дети одеваются чертями и сшибают апельсины из рогаток.

В эти дни старушки ходят на рынок с зонтиками.