Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

ja

Е. о любви к себе

…и если бы не любовь к себе – искренняя, Дейч, живая как сама жизнь, - если бы не она… (Я: но ведь любовь – это…) …любовь – это то, что я назову любовью. Ты можешь искать в небесях (что вы там ищите, медитаторы хреновы, в небесях?) нечто эфемерно-духовное, направленное прочь от самого человека, сырой и жуткой природы его, от меня самого со всеми звериными моими ужимками и безумием плоти, но я повторю, Дейч: любовь – это я. Это я сам. Полное и абсолютное «да» - себе, со всеми страстями и счастьями, низостями и радостями. Вот она, любовь: грязна и беспощадна как древние боги, она похожа на «Игру престолов», а не на Тарковского, на расхристанную Аллу Пугачёву, а не на томную Хильгегарду Бингенскую. Пахучая, как унавоженное живородящее поле, вот она, Дейч, прямо перед тобой. Наслаждайся. Ну… или ужасайся, спасайся, кайся... Держи, дарю даром. Живи, Дейч. Люби себя. Всё остальное – тлен…
ja

~

Причал на берегу моря переполнен: собралась большая толпа, люди машут, прощаясь со мной. Пытаюсь разглядеть в толпе знакомые лица, не нахожу; родной берег сжимается в полоску, меркнет на горизонте. Я - в открытом море, на все стороны света – небо и вода, вода и небо. Наконец, в поле зрения появляется новый берег, приближается, растёт, и вскоре я с изумлением понимаю, что на берегу полным-полно машущих людей, на первый взгляд – тех же самых, но сильно постаревших: прошло много лет, они ждали моего возвращения, и вот - я вернулся.
ja

~

Снилось, что руки мои лепят из горячего воска фигурки животных, людей, деревья, траву, звёзды и горы. Я был способен лишь наблюдать, но не действовать, изумляясь сноровке собственных пальцев - снующих, обнимающих, разглаживающих и стискивающих быстро остывающий воск. Люди, животные, птицы самых причудливых форм и размеров рождались у меня на глазах и исчезали бесследно. Я не знал, что именно явится следующим, и не уставал удивляться тому, что явилось.

Парад существ и вещей длился в тишине, без моего участия и намерения.
ja

Стэн Гроф:

ja

"Зима в Тель-Авиве" на сербском (переводит Мирьяна Петрович)

Не зная языка, представляешь каждую фразу как узел, сплетение или букет.

РАХИЉА
Ништа не осећам, каже она, ја сам, вероватно, умрла. Штипа се за нос и прилази огледалу – да провери да ли је поцрвенео. Нос јесте поцрвенео, и болео је, али шта сад то доказује? Да ли црвене мртваци? Да ли и њих боли? Ко зна...
Ништа не осећам!Ништа не осећам! – каже она гласно. Из суседне собе излази мајка и гледа је разрогачених очију. Collapse )
ja

снилось

побережье. Справа - до самого горизонта - ровная линия песка. Слева - море. Иду по узенькой дорожке, вылизанной волнами.

Неожиданно для самого себя понимаю, что не один. Краем глаза замечаю движение: рядом идёт кто-то ещё. Пытаюсь повернуть голову, рассмотреть спутника: ничего не выходит. То есть, я его вижу, но так, как видят предмет или человека, который находится на периферии обозримого пространства. Никаких деталей: смутное расплывчатое пятно.

Какое-то время продолжаю свои попытки, но быстро успокаиваюсь: ясно, что человек этот настроен ко мне дружелюбно.

Зато удаётся - опять же - краем глаза, краем сознания - уловить дополнительное движение: справа и слева, и сзади и впереди идут люди.

И тут происходит внезапная и ошеломляющая смена перспективы: оказывается, песок, по которому мы ступаем, не песок вовсе, а тысячи, миллионы людей, животных, птиц, рыб, каких-то совершенно незнакомых мне существ, которые тоже движутся где-то далеко внизу.

Подняв голову, я вижу тень какого-то шевеления или колыхания. Становится ясно, что справа и слева, там где прежде были море и пустыня, теперь тоже перемещаются какие-то фигуры, мало похожие на человеческие.

Тут мой спутник поворачивает ко мне голову (я по-прежнему не могу разглядеть его лица, но улавливаю общее движение) и говорит: ты просто забыл выключить свет.

Проснувшись, я понял, что и в самом деле забыл потушить на ночь лампу над изголовьем.
ja

снились

представители - при пиджаках и галстуках, с какими-то светящимися ленточками в петлицах - "генераторами массовых представлений". Насколько я понимаю, персональный Морфей на этот раз эксплуатировал распространённую идею о целенаправленной манипуляции сознанием масс. Представители создают картину реальности и при помощи "генераторов представлений" распространяют её в радиусе нескольких километров квадратных. На каждый городской квартал - по полномочному представителю, по всему городу расставлены "представительские будки". Во сне я бежал в пустыню Араву, где тлетворные веяния представителей рассеиваются естественным образом. В пустыне выяснилось, что неприятелей можно победить только одним способом - став кем-то вроде суперпредставителя, способного излучать альтернативную картину мира с такой силой, что излучения обычных представителей погаснут - как свечки на ветру. Меня, разумеется, заинтересовал вопрос - а нельзя ли оставить сограждан в покое, отменив представительство как вид деятельности. Оказалось, что эти радикальные меры приведут к тому, что люди перестанут уживаться друг с другом, поскольку картин мира станет столько же, сколько и самих людей. Проснулся в волнении и замешательстве.
ja

~

Время от времени (чаще, чем мне бы того хотелось) я принимаю решение затаиться: это означает прежде всего любой ценой сохранить форму, равновесие, незамутнённое сознание. Закрыть окна и запереть двери. Не дать заморочить себе голову. Часто это равносильно бездействию. Я скорее переживаю происходящее - как бы со стороны, извне, на правах наблюдателя, чем живу в полный рост. В такие периоды увлекательным занятием становится отслеживание ментальных потоков, это позволяет легче обычного уворачиваться, не вовлекаться в дрязги, скандалы и элементарные иерархические разборки. Диалоги становятся выпуклыми и как бы немного замедленными, приобретают характер полифонический - когда жест, дыхание, тембр голоса и прочие физиологические особенности разговора становятся не менее значимы, чем смысл слов. Иногда я даже не пытаюсь понять о чём идёт речь: меня интересует не ЧТО люди говорят, а - ЧТО ПРОИСХОДИТ, когда они говорят.

Моя леди-босс, к примеру, часто использует своего рода таран: проталкивает слова силой, бессознательно используя особо пронзительный тон, который на фоне прочих голосов звучит как внезапный сигнал клаксона (побудка?) и заставляет присутствующих вздрогнуть. Не реагировать на этот призыв невозможно. Но как только внимание завоёвано, в её голосе просыпаются хриплые кошачьи интонации - гипнотизирующие, расслабляющие, обещающие.

Старший Брат никогда не смотрит в глаза во время разговора, особенно - мужчинам, поскольку для него это означало бы - смотреть снизу вверх. Ещё до начала разговора он стремится показать своё нерасположение, пренебрежение - если речь идёт о подчинённых мужского пола, и равнодушие - когда речь идёт о женщинах. Впрочем, с женщинами он легче находит общий язык, доказательство тому - его особые отношения с леди-босс (он даже позволяет ей прикрикнуть на себя в присутствии посторонних). Когда Старший Брат входит в комнату, люди нервничают и отворачиваются, это доставляет ему видимое удовольствие. Со мной у него ровные и прозрачные отношения: он никогда не здоровается в ответ на моё приветствие и старается говорить со мной как можно реже: всякий разговор кончается тем, что он обрывает себя на полуслове и выскакивает из кабинета раздосадованным. Старший Брат достаточно умён, чтобы держать фирму на плаву, но - увы - недостаточно, чтобы научиться скрывать черты, которые большинство людей однозначно рассматривают как негативные. С другой стороны - и в этом есть свои плюсы - этот человек прозрачен. Он всегда недоволен, но это - искреннее, настоящее недовольство. Он настоящий мизантроп, и не пытается выдать себя за кого-то другого. В его присутствии я испытываю настоящий азарт торреадора: мне доставляет удовольствие мягко парировать его агрессию, доводить до белого каления при помощи вызывающего, возмутительного, откровенно говоря - немного преувеличенного - добродушия. Когда-нибудь он уволит меня за это, и не сделал этого до сих пор только потому, что его беспокоит сумма компенсации, которую - в соответствии с действующим законодательством - я получу, как только окажусь за бортом.

Младший Брат - полная противоположность: деликатен - на особенный русский манер, что довольно странно, учитывая чистейшее марроканское происхождение (в его манере держаться присутствует обаяние, свойственное старым советским актёрам - Баталову, Тихонову или Абдулову). Мягок там, где Старший проявляет разрушительную и напрасную жёсткость, с подчинёнными чуть ли не нежен. Часто улыбается. Производит впечатление умного и тонкого человека. В русском языке есть совершенно особенное определение этому образу: интеллигент. Израильтяне знают это слово, но в устах ивритоговорящего оно приобретает совершенно иной смысл. Младший интеллигентен именно по-русски. В нём есть нечто благородное, аристократичное. После первого разговора, ещё не окончательно уяснив кто есть кто в правлении Компании, я был приятно удивлён, можно сказать, окрылён: если таковы владельцы, стало быть, меня ожидает тёпленькое местечко. На деле никто не знает чем бы всё обернулось, если бразды правления взял бы в свои руки Младший Брат. Человек невероятного обаяния, он столь же невероятно рассеян: факты имеют для него чисто эмоциональное значение. Для него понравиться - важнее, чем решить тот или иной технический вопрос. Я никогда не встречал человека, настолько несоответствующего своей должности (он - технический директор фирмы). Мы частенько говорим о музыке: Младший Брат предпочитает джаз в духе Джимми Смита или Брата МакДаффа, то и дело приходит ко мне с просьбой найти ему тот или иной альбом в сети. Речь его - медоточива, проговаривая слова, он улыбается немного застенчиво, как бы спрашивая себя - в самом ли деле собеседнику интересно с ним говорить. Когда он сердится, голос его - уж и не знаю почему - ассоциируется у меня с ржавым железом.
ja

~

В последнее время довольно часто мне попадаются люди, которые не представляют себе существования без боли и страданий. Когда в их жизни наступает относительно "тихий" период, они всеми правдами и неправдами вызывают огонь на себя, чтобы насладится треском ревущего пламени: гибель и саморазрушение для них - единственный способ почувствовать себя живыми.
ja

Снились

люди, переворачивающие листья на тротуаре. Вроде дворников, но производственная задача - иная: перевернуть каждый лист, и посмотреть - нет ли чего под листом.

Я спросил: что там у вас? Улитки?

Они даже внимания не обратили, продолжая заниматься своим делом - кропотливо, безропотно.

Я спросил: что там? Червячки?

И опять ничего не ответили мне эти люди, продолжая переворачивать - один за другим - листики на тротуаре.

В третий раз я спросил: Что там, под листиками? Может быть, буквы?

И тогда - как по команде - они повернулись в мою сторону и по выражению лиц я понял, что попал в точку: они ищут буквы.